Савин Александр Александрович

Александр Савин

Кузнец-богатырь, кузнец-чародей… С давних времён считалось, что кузнецы обладают сверхъестественной силой, что могут они заглянуть сквозь пламя своего горна в саму преисподнюю. Потому-то всегда стояла кузня на отшибе, на самом краю села, и без надобности люди туда не ходили. Все мы читали сказки и былины, да вот мало кому довелось побывать в гостях у настоящего кузнеца!

За века это красивое и полезное ремесло не умерло, по-прежнему находятся люди, охочие властвовать над огнём и металлом. Кузня Александра Александровича Савина стоит на отшибе. С виду — обычный гараж, но вот ворота открываются, плечистый кузнец приглашает войти, и… словно попадаешь в сказочный мир. Молотки, клещи, множество самых разнообразных инструментов аккуратно разложены на специальных подставках. Две наковальни готовы к работе. Над верстаком прикреплён листок с эскизом. И, наконец, кузнечный горн — место, где огненная сказка и рождается. К нему относятся бережно: в огонь горна нельзя плевать и бросать мусор, после работы угли аккуратно сгребаются кованой кочергой — когда видишь, как старательно и серьёзно делает это мастер, поневоле ощущаешь, что здесь он не просто создавал красивую вещь, а священнодействовал.

 Влечение к этому необычному виду творчества Александр Савин чувствовал с детства. Однако лишь в 2000-м году кузнечное ремесло стало серьёзным и постоянным занятием. Тогда при Алексинском художественно-краеведческом музее был создан первый в нашем городе клуб исторической реконструкции «Дикое поле», и тогда же Александра пригласили попробовать себя в качестве «железоделателя». При музее была построена первая кузня, и в том же 2000-м году состоялось знакомство Александра с Николаем Вячеславовичем Фирстовым — известным кузнецом из Бёхова Заокского района.

 — Я считаю Фирстова своим наставником, — говорит Александр, − хотя он не учил меня ковать, даже ни разу не разжигал при мне горн. Но одно общение с этим человеком многому научило, он имел неординарный взгляд на вещи. Вот, например, как-то пришёл к Фирстову с просьбой сделать эскиз: «Я ведь не умею рисовать!» А он в ответ: «А ты пробовал?» Тут я и призадумался… Николай Вячеславович Фирстов − мастер-оружейник, личность очень интересная. Он снимался в фильмах Николая Бурляева, был каскадёром под руководством Бимбалата Кумалагова, делал оружие для фильма «И на камнях растут деревья», а в последние годы часто приезжал в наш город пообщаться с друзьями. Недавняя кончина этого удивительного мастера потрясла его ученика. — Он мог бы сделать ещё так много! — говорит Александр. — Раньше я знал, если что-то не получается, смогу всегда спросить совета, а теперь не у кого. Приходится до всего доходить самому.

 Благодаря наставнику, Александр Савин серьёзно заинтересовался изготовлением оружия, освоил секрет дамасской стали. Ножи, топоры, наконечники для стрел и копий, средневековый рыцарский доспех… Изделия украшены узорной гравировкой и всечкой — ими нельзя не восхищаться! — Я считаю себя мастером художественной ковки, хотя в душе всё же оружейник, — с улыбкой замечает Александр.

 Отдыхая в алексинских кафе, проходя мимо дома № 18/11 по улице Мира, мы, конечно же, обращали внимание на кованые козырьки, решётки, цветочницы и урны. Но мало кто знает, что эти вещи рождены в кузне Александра Савина. Функциональность и декоративность, изящество линий и монументальность отличают изделия, в них чувствуется неповторимый авторский стиль. К каждому новому заказу мастер подходит творчески, стараясь избегать повторений даже в типовых предметах. Однако, рассказывая об интересных проектах, кузнец не преувеличивает своих заслуг: − В нашей команде три человека. Юлия Михайловна − дизайнер-художник из Москвы, − создаёт эскизы интерьера. В её работах нет однообразия, и, зная как вписать в интерьер предметы, выполненные способом традиционной ковки, каждый раз так поднимает планку, что мне приходится немало поломать голову, чтобы воплотить замысел в жизнь. Евгений из Тарусы — мастер витража. После того, как я сделал основу предмета, он завершает работу, вставляя цветные стёкла собственного изготовления в кованую раму. Евгений умеет вырезать стёкла так ювелирно, что сразу видно: он настоящий профессионал. В последние два года мы сделали акцент на внутренних интерьерах, однако не забываем и о наружном оформлении зданий.

 

В настоящий момент команда работает над большим проектом: люстра-паникадило, украшенная витражом. Эта вещь по завершении будет подарена Царевиче-Алексиевскому храму, расположенному в Бору, на территории бывшего пионерлагеря «Факел».

 Изделия Александра Савина есть также в Москве, Туле, Иркутске. Такое серьёзное увлечение требует большого количества времени и сил, поэтому я не удержалась от вопроса: а как семья смотрит на то, что Александр надолго пропадает в кузне?

 − Моя жена Ирина не просто относится с пониманием, она является настоящей музой, дарующей творческое вдохновение и помогающей дельными советами. А из сына растёт достойная смена. Хотя ему только 11 лет, Саша многое знает о кузнечном ремесле и владеет азами ручной ковки. Дочка пока ещё совсем маленькая, но со временем, я верю, и её удастся приобщить к ремеслу. Хочется, чтобы дети стали моими учениками, кому я смог бы передать все знания и секреты.

 Человек очень спокойный, честный и прямой, талантливый организатор, кузнец Савин всегда хозяин своего слова. В 2005 году под его руководством реконструкторы из разных городов съехались на фестиваль «Алексин − страж московских рубежей». И сейчас, когда движение исторической реконструкции в нашем городе вышло на новый этап развития, Александр Савин явился инициатором создания историко-патриотического объединения «Алексин-град». Вдохновения, богатырской силы, Александр, и чтобы династия кузнецов Савиных состоялась!

 Людмила Гайдукова

 

 

0
Поделитесь своими мыслями.x
()
x