Снегирев Владимир Федорович

 Почетный гражданин города Алексина

Владимир Федорович Снегирев вошел в историю медицины как выдающийся врач, основоположник гинекологии в России. Его имя увековечено в Москве памятником и мемориальной доской. Его именем названа клиника акушерства и гинекологии I­ого Московского медицинского института, роддом в С.­Петербурге. В 1958 году утверждена премия имени В. Ф. Снегирева Академией медицинских наук за лучшую работу по гинекологии. В Алексине, где отдыхал и практиковал В. Ф. Снегирев, его именем названа центральная районная больница и одна из городских улиц, он является Почетным гражданином г. Алексина.  В 2002 году в Алексине были учреждены медицинские премии в честь именитых земляков, в числе других ежегодная премия имени Владимира Снегирева – за заслуги в области здравоохранения, личный вклад в развитие лечебных и курортно­оздоровительных услуг.

В. Ф. Снегирев родился 27 июня 1847 года в Москве, в семье мелкого чиновника. Рано лишился родителей. Прежде чем стать врачом, он испытал тяготы морской службы,  плавал матросом на фрегате «Смелый», учась в штурманском училище. Лишь в 1865 году он поступил на медицинский факультет Московского университета.

По окончании университета Владимир Федорович поступил на работу в Яузскую больницу в Москве. Уже работая здесь, он заинтересовался вопросами влияния условий труда и быта на здоровье женщин, на протяжении всей своей жизни проявлял о них заботу.

Характерной особенностью общественного поведения Снегирева было стремление стать полезным народу, даже если это противоречило его личному благополучию. В 1871 году в Подольском уезде Московской губернии вспыхнула эпидемия холеры – Снегирев отправился туда и находился там до ее ликвидации. В 1875 году защищает диссертацию, после чего его избирают на вновь учрежденную в России должность доцента по женским болезням. Следует отметить, что до Снегирева гинекологии как науки не существовало.

За короткий срок слава о талантливом ученом распространилась по всей России и перешагнула ее рубежи. Став в 1885 году профессором Московского университета, он много сделал для того, чтобы появились гинекологические отделения в городских больницах. Снегирев всегда считал, что гинекология и хирургия – две специальности, стоящие рядом, широко использовал в лечении женских болезней хирургические методы.

Он был активным организатором научной мысли. В 1887 году В. Ф. Снегирев со своими учениками организует Московское акушерско­гинекологическое общество, а в 1889 году им создается первая в России гинекологическая клиника. С 1896 года начал работать созданный по инициативе Владимира Федоровича Институт усовершенствования врачей, директором которого он был до конца дней своей жизни.

Стремился к расширению связей с земскими врачами, из рук которых медицинскую помощь получало крестьянское население, он везде и всегда старался помочь им овладеть знаниями гинекологии. Примером этого могут служить наиболее тесные связи с земскими врачами Алексинского уезда.

Из воспоминаний учеников В. Ф. Снегирева:

Н. М. Покровский: «В 80­х годах он приобрел небольшую усадьбу на берегу Оки, в 4­х верстах от уездного города Алексина, и с этого времени начинается его хирургическая деятельность в Алексинской земской больнице в каникулярное время. Маленькую, бедную больницу, в которой невозможно было и мечтать об операционной работе, вскоре нельзя было узнать. Владимир Федорович привлек пожертвования и пристроил к больнице операционную с двумя небольшими палатами. Доверие крестьян было столь велико, что вскоре новая больница уже не могла справиться с наплывом больных. Тогда Владимир Федорович пошел дальше: в начале 90­х годов он выстроил хороший просторный барак на 20 коек с операционной, а через два года после этого второй такой же барак, дав таким образом населению хирургическую больницу на 40 кроватей, изолированных от земской больницы. С этого момента широко развернулась здесь хирургическая деятельность. Помощники и ученики Владимира Федоровича каждое лето съезжались в Алексин и работали. Руками Снегирева было создано в Алексине летнее отделение Московской клиники. Значение этого нетрудно понять и оценить».

С. К. Лесной: «… на этих лекциях мы впервые слышали об Алексине. Заманчиво рисовалась возможность часто видеть и слышать обожаемого профессора, возможность в непосредственной близости учиться в летних хирургических бараках его имени. У кого эти мечты превращались в действительность, тот всегда будет помнить то радостное, полное светлых надежд чувство, которым он был охвачен, когда впервые подъезжал к Алексину.

Живописный городок на высоком берегу Оки, с перспективой на десятки верст, изрытый оврагами, весь в садах, окруженный заливными лугами, полями и дивным вековым сосновым бором, скорее напоминал большое село, чем город. Только в летние месяцы он оживлялся, когда с приездом профессора в свою усадьбу, по соседству с городом, съезжались сюда его ученики и те, которые ждали от него помощи. Кто – из окрестных мест, а кто из дальних концов земли русской, куда докатилась слава о великом хирурге и враче.

На пригорке одного из живописных овражков, рядом с больницей, стояла огромная одноэтажная постройка, именуемая «летний хирургический барак имени профессора В. Ф. Снегирева». Здесь учитель собирал вокруг себя преимущественно молодежь. Работа велась интенсивно. В течение 2 месяцев на 25 койках, расположенных в палатах, пропускалось более 100 больных, подвергшихся полостным операциям на основании разностороннего клинического обследования по установленному самим профессором плану, составлялись истории болезни, докладывались ему перед каждой операцией, и здесь получали заслуженную критику.

Профессор бывал в бараках не менее 2­х раз в неделю, обычно это были вторник и четверг, и в каждый приезд делал 3 – 4 операции. С пяти часов утра мы были на ногах, так как в шесть уже приезжал профессор. Прохлада и свежесть раннего летнего утра вливала в нас бодрость и силу. К назначенному времени все должны быть готовы, все должно быть готовым, все должны быть на местах. Он любил порядок и приучал нас к системе.

Методика обслуживания операционной и ассистентские обязанности велись по образцу, установленному профессором в гинекологических институтах в Москве. Быстрота, с которой оперировал Владимир Федорович, была исключительная, она объяснялась блестящей техникой и логическим ходом мысли. Обычно стрелка часов показывала 11 – 12, когда наш учитель после операции в сопровождении своих учеников делал обход больных. С какой надеждой смотрели они на своего целителя, считая за счастье, когда им удавалось поцеловать его руку и тем хотя бы слабо выразить свою любовь и обожание.

Обходом больных профессор заканчивал работу в бараке и выходил на крыльцо. Но уехать ему удавалось не сразу. Здесь ему преграждали дорогу приехавшие из окрестных деревень и ожидающие с утра страждущие. Раздавались вопли, стоны, мольбы… Надо было видеть эту картину. Для всех у него находилось одобряющее слово, многих он передавал нам и назначал то или иное лечение.

 Мы часто удивлялись, как оперированные в Алексине, перенесшие труднейшие операции, так успешно восстанавливали свои силы и счастливо выходили из, казалось, безнадежных положений. Деятельность профессора была достойна удивления, если принять во внимание, что он уже перешагнул 65 лет. Кончая работу летом 1914 года, мы не могли допустить мысли, что это были наши последние дни работы в Алексине. Там же, спустя 2,5 года, 19 декабря 1916 года навеки закрыл глаза и вздохнул в последний раз наш учитель».

М. Г. Сердюков: «… я хочу в двух словах напомнить о работе в окрестностях г. Алексина, а затем в возникших при Алексинской земской больнице хирургических бараках. Сюда к нему являлось много бедного люда. Все они, всегда без отказа, получали от Владимира Федоровича слово утешения, ласковое сочувствие и бесплатную помощь. Алексинские бараки, этот филиал Московской гинекологической клиники и Московского гинекологического института служили для молодых врачей и приезжавших сюда студентов незаменимой практической школой, где им предоставлялась большая самостоятельность и активность.

Владимир Федорович любил Оку, ее живописные лесистые берега и, отдаваясь здесь и работе, и отдыху, он говорил, что здесь он согрет живописной русской природой и черпает душевные и телесные силы».

«Ходатайство Алексинской городской Думы от 1 сентября 1893 года на имя

Его превосходительства господина Тульского губернатора»

В нем говорилось:

«В 1879 году близ г. Алексина на реке Оке построил себе дачу профессор Императорского Московского университета Владимир Федорович Снегирев, где он проживает ежегодно по 4-­5 месяцев (июнь, июль, август, февраль, апрель). Во время пребывания здесь профессора к нему, как к хирургу, является много больных, которым он делает операции без всякого вознаграждения, чем оказывает страждущим громадную помощь… Затем при непосредственном участии профессора Снегирева в гор. Алексине при земской больнице устроен операционный покой.

В этом операционном покое во время своих приездов производит больным операции совершенно без различия – богатому или бедному, кто только нуждается в помощи, тот ее получает без всякого для себя расхода…  Все вышеизложенное ясно доказывает, какую пользу приносит пребывание профессора в городе… Объяснив вышеизложенное, Городская управа просит Ваше превосходительство возбудить ходатайство перед Его превосходительством господином Министром внутренних дел о присвоении звания Почетного гражданина города Алексина профессору Императорского Московского университета Владимиру Федоровичу Снегиреву».

Вскоре просьба алексинцев была удовлетворена.

Снегирев хорошо знал и любил наш город, очень высоко ценил лечебные свойства здешнего климата. В газете «Тульская молва» от 22 января 1912 года читаем:

«… Я, как почетный гражданин города Алексина и как врач, живущий в этой местности более 30 лет, считаю долгом подтвердить, что действительно прекрасные климатические условия Алексина издавна мне известны… Послеоперационные периоды выздоровления протекают неизмеримо глаже и скорее, чем даже в благоустроенных клиниках, что, конечно, должно быть приписано свежему, целительному воздуху здешнего климата и благоприятной его аэрации… Я не знаю в средней полосе России такого места, которое могло бы конкурировать с нагорной местностью Алексинского уезда по течению Оки. Кроме того, я отмечу еще один факт, говорящий удивительно в пользу того, что лечебное значение климата сказанной местности при легочных заболеваниях имеет даже преимущество перед климатом Крыма».

Шел 1916 год. Стихия войны, не знающая преград, уродовала землю и людей. Старому врачу, посвятившему жизнь борьбе со страданиями людей, было невыносимо видеть массовую эпидемию безумства. Не имея сил видеть и слышать все, что происходит вокруг, уезжал к себе в усадьбу под Алексин. Но и там не находил успокоения. В конце 1916 года Владимир Федорович стал чувствовать недомогание – беспокоили боли в сердце, появилась одышка. Он решил ехать к себе в деревню, как делал это всегда в период невзгод и усталости. Его отговаривали, но, вероятно, без должной настойчивости, ибо поверить в реальную опасность никто не мог. Он казался еще полным сил и неистощимой энергии.

Вскоре после приезда в Алексин Владимир Федорович простудился. Значения этому он не придавал и никаких серьезных мер не принимал, верил в свои силы. Но организм был ослаблен, и вслед за простудой возникло воспаление легких, которое завершилось трагически. 19 декабря 1916 года В. Ф. Снегирев скончался.

Одна из учениц профессора, Л. А. Кускова, так откликнулась на смерть своего учителя:

«Богатырь ума и духа, он был для нас неиссякаемым источником знания, нравственной силы и житейской мудрости, а теплая простая душа его – она светила тихо, как неугасимая лампада, щедро расточавшая тепло и ласку всякому, приходящему к нему. Всем памятна его величественная, патриархально­спокойная фигура, приветливая улыбка, с которой он встречал каждого, его редкая отзывчивость и его постоянная готовность прийти на помощь. Простота и бесконечная снисходительность к людям были основами его духовной сущности».

Н. А. Толкачева,

 зав. отделом современности АХКМ

/публикация подготовлена по материалам научного архива музея/