Стечкин Борис Сергеевич

 Бори́с Серге́евич Сте́чкин (24 июля (5 августа) 1891, с. Труфаново, Тульская губерния — 2 апреля 1969, Москва) — выдающийся русский, советский учёный и конструктор в области тепловых и авиационных двигателей, академик АН СССР с 1953 года (член-корреспондент с 1946 года).

Борис Стечкин родился 24 июля 1891 года в семье дворян, не имеющих поместья. В 1908 году он окончил Орловский кадетский корпус и поступил в Московское техническое училище. Вскоре талантливый ученик стал помощником своего родственника Н.Е. Жуковского, создавая с ним ракетно-исследовательское бюро в МТУ, курсы авиации, затем авиационный отдел. Профессор доверял ему читать лекции вместо себя. Несмотря на плохое зрение, Стечкин научился летать на различных типах самолетов того времени и получил пилотское свидетельство. Борис Сергеевич был старостой авиационного кружка, в котором студенты изготавливали модели для проверки теоретических расчетов Жуковского.

С началом Первой мировой войны Стечкин стал работать в лаборатории Н. Н. Лебеденко. Ему приходилось заниматься расчетом бомбосбрасывающего аппарата для «Ильи Муромца». 11 декабря 1915 года на бомбовый прицел Стечкина, состоящий из угольника и секундомера, было дано заключение Военно – промышленного комитета России: «…Прибор отличается простой и остроумной комбинацией, может конкурировать с другими, более сложными аппаратами…Комиссия находит полезным для целей обороны выдать изобретателю 900 рублей на устройство 5 приборов».

Лаборатория Лебеденко разрабатывала образцы авиабомб. Затем Стечкин рассчитал трехколесный танк «Нетопырь» и совместно с Микулиным спроектировал свой двигатель АМБеС. Несмотря на недостатки этого передового по своему времени двигателя, им заинтересовались американцы и купили его у Лебеденко. Но от предложения выехать работать за границу Стечкин отказался, сказав: «Русские инженеры за границу не продаются».

Стечкин наряду с В.П.Ветчинкиным стал руководить расчетами в расчетно –испытательном бюро, которое Жуковский создал на базе аэродинамической лаборатории МТУ. Бюро изучало лобовое сопротивление, управляемость и устойчивость самолета, создавая новый раздел авиационной науки – динамику полета. Стечкин являлся правой рукой Жуковского и одновременно научным руководителем лаборатории Н.Н.Лебеденко.

После революции, с 1 сентября 1918 года Бориса Сергеевича назначили помощником заведующего секцией винтомоторных групп Экспериментального института путей сообщения. Затем вместе с Н.Е. Жуковским он работал в ВСНХ, где первым в России спроектировал и создал камеру низкого давления для испытания двигателей в условиях больших высот.

В декабре 1918 года Борис Сергеевич стал заведующим винтомоторным отделом ЦАГИ – единственной организацией в России, занимающийся авиадвигателями. Стечкин особое внимание уделял созданию высотных двигателей и увеличению их мощности путем повышения давления воздуха, поступающего в цилиндры.

Кроме исследовательской работы, в ходе которой Стечкин разработал теорию расчета авиационных двигателей, он продолжал преподавать в МВТУ, в Ломоносовском институте и авиационном техникуме — будущей Военно-воздушной академии. Борис Сергеевич стал одним из основателей академии. Он руководил кафедрой двигателей в тот период, когда требовалось создать теорию авиационных двигателей как научную дисциплину, и заложил сохранившиеся поныне основные положения этой дисциплины.

«Мотор должен быть легким, экономичным, действовать на предельном потолке подъема», — такие мысли постоянно волновали ученого. Авторитет молодого профессора был неоспорим: его принимали в управлениях Военно — Воздушных и Военно — Морских сил РККА, правительственных и партийных органах.

Прекрасного педагога Стечкина знали и любили в МВТУ, где его лекции внимательно штудировал Сергей Королев, в Московском механическом институте. Известный советский авиаконструктор А. А. Архангельский рассказывал: «Исключительной чертой Бориса Сергеевича было то, что он мог очень кратко, ясно и доходчиво дать ответ на любой вопрос, который задавался. Другой часами будет объяснять то, на что у Б. С. уйдет полминуты, и вам все станет ясно».

Уже в 1921 г. были напечатаны статьи и лекции Стечкина, содержащие ряд классических положений, вошедших в фундаментальные теории двигателей. Во всех учебниках приводится формула Стечкина о мощности двигателя в зависимости от расхода топлива. Его математические выкладки публиковала Французская академия наук.

Солидная эрудиция, многоплановый диапазон интересов позволили ему стать высококлассным специалистом широкого профиля. Совместно с конструкторами А. Архангельским и А. Микулиным Борис Сергеевич делал моторы АМБеСы, аэромобиль, глиссер Стечкина, целую серию аэросаней. За полтора месяца создал для танка эжектор — устройство, позволяющее перекачивать топливо в машину.

Выносливость, природная удаль, ребячье озорство привлекали к нему сердца учеников, помощников по труду. С молодости до глубокой старости Борис Сергеевич занимался физкультурой и спортом. Был отличным мотоциклистом, автогонщиком, катерщиком, летчиком. Стечкинские рекорды скорости и расхода топлива в аэросанном пробеге Москва — Нижний Новгород так и остались непобитыми.

Борис Сергеевич увлекался и математикой (постигал он эту науку во многом самостоятельно), сочетая ее с прикладными науками, старался найти практическое применение законов математики и физики. По его словам, формулы должны точно отражать характеристику изучаемого явления, представлять его просто и ясно. Говоря о том, каким должен быть инженер, Стечкин указывал, что помимо знания своей специальности он обязан уметь самостоятельно разбираться в сложных научно-технических вопросах, следить за прогрессом техники, а для этого необходимы большие знания в области математики и логики.

В 1929 г. Б, С. Стечкин опубликовал в «Вестнике Воздушного Флота» статью по теории реактивных двигателей. Эта работа послужила основой современной теории воздушно-реактивных двигателей, и в частности методов расчета тяги.

В 1935 г. Стечкина назначили заместителем начальника Центрального института авиационных моторов (ЦИАМ). Он энергично сплачивал и нацеливал ученых, конструкторов, инженеров на создание сверхзвуковой авиации.

Грянула Великая Отечественная… Борис Сергеевич занялся проектированием пульсирующих воздушно — реактивных двигателей для разгона поршневых самолетов. «УС» (ускоритель Стечкина), по мнению академика В. П. Глушко, — одна из выдающихся его работ.

Когда создавался опытный завод, заместителем директора по научно — исследовательской работе пригласили Б. С. Стечкина. Неуемный изобретатель активно включился в создание турбореактивных двигателей. Установки стечкинского турбонаддува позволяли перехватчику подниматься на высоту, где обычные двигатели не могли работать из — за разряженности атмосферы.

Его работы по лопаточным машинам помогли создать теоретическую базу для расчета центробежных и осевых компрессоров. И поныне в монографиях, пособиях фигурируют формулы Стечкина об изменении плотности потока в центробежном компрессоре, о колесе нагнетателя и другие. В 1946 г. он получает Государственную премию, избирается членом — корреспондентом АН СССР, через год — действительным членом Академии артиллерийских наук. Вершиной всенародного признания заслуг перед отечеством стало избрание Б. С. Стечкина 23 октября 1953 г. академиком Академии наук СССР.

Пережитое сказывалось на здоровье. Но в бездействии он не мог прожить и дня. Его моторами оснащались лучшие истребители: знаменитый ТУ -104 имел «сердце», сработанное умом и талантом Стечкина. За это ему присудили в 1957 г. Ленинскую премию, первую по авиационной промышленности. Новатор везде и во всем, он занимался плазменными, ионными двигателями. Ведь они могли обеспечить необходимую скорость космическим кораблям! С юношеским задором приступил Стечкин к разработке теории газовых турбин, добился их внедрения на электростанциях страны. В Институте машиноведения АН СССР на голом месте организовал лабораторию газовых турбин. На ее базе вырос Институт двигателей, а директором назначили его основателя.

В честь 70-летия академику Б. С. Стечкину присвоили звание Героя Социалистического Труда, вручили орден Ленина и Золотую медаль «Серп и молот». Неутомимый юбиляр проектировал и консультировал изготовление двигателей для подводных лодок. Уже на склоне лет создал проблемную лабораторию в Московском автодорожном институте.

Научная карьера Б. С. Стечкина продолжалась более полувека. Закончил он ее учителем и соратником славной когорты генеральных и главных конструкторов, академиков, докторов, ведущих работников авиационной промышленности и авиации. До последних минут жизни Борис Сергеевич работал в конструкторском бюро С. П. Королева над любимой темой — по перспективным космическим двигателям.

«Главный моторист Советского Союза» — так с гордостью называли его в авиации.

Источник: История авиации и воздухоплавания