Зоя Ивановна Воскресенская

   /к 104-й годовщине со дня рождения/

/1907-1992/

Зоя Воскресенская… У людей среднего, послевоенного поколения это имя вызывает трепетные школьные ассоциации: «программные» книги о Володе Ульянове и его семье и рассказы о советских детях-пионерах и октябрятах.

Почти до последних  дней своей жизни Зоя Ивановна была известна у нас в стране только как детская писательница — лауреат Государственной премии СССР, имени Ленинского Комсомола, Крупской, имени Гайдара и других премий, киносценарист, автор произведений, переведённых на многие языки 6народов мира. Лишь самые близкие люди и товарищи по работе знали, что она, прежде чем стать писательницей, двадцать пять лет прослужила во внешней разведке.

С Алексином связана жизнь писательницы. Она родилась 28 апреля 1907 года на станции Узловая Тульской губернии в семье железнодорожного служащего. В 1914 году отца перевели в Алексин. Здесь Зоя пошла в школу, по окончании которой поступила в женскую гимназию. В 70-е годы XX века Зоя Ивановна вспоминала: «Родом я с Тульской земли, как и мои предки… Родилась  в железнодорожном посёлке при станции Узловая. Но своей настоящей родиной считаю город Алексин, в котором провела детство…Для меня Алексин стал большой школой познания прекрасного, природы. Больше таких красивых мест я нигде не видела…» От Алексина у Воскресенской самые тёплые воспоминания. В 2007 году, когда отмечалось 100-летие со дня рождения З.И. Воскресенской, читателям была предложена большая статья «В городе моего детства», где подробнейшим образом рассказывалось об алексинском периоде её жизни.

Сегодня, когда с течением времени приоткрываются архивы секретных служб и раскрываются доселе неизвестные имена сотрудников внешней разведки, внесших значительный вклад в обеспечение безопасности нашего Отечества, следует подчеркнуть, что Зоя Воскресенская (по мужу Рыбкина) входила в элиту советских разведчиков.

Уже смертельно больная, Зоя Ивановна узнала, что её неожиданно «рассекретили». И она спешно принялась за книгу, свою последнюю книгу. Быстро написала её, но, к сожалению, не дожила до её выхода в свет несколько месяцев (её не стало 8.01.1992 г.). «Теперь я могу сказать правду» — так З.И. Воскресенская назвала своё последнее произведение, в котором рассказала не только о себе и о своей работе в сверхсекретном  ведомстве, но и многих своих товарищах, ставших действующими лицами нашей истории, её героями и жертвами. Она сказала о них правду. Удивительной была жизненная и оперативная судьба этой умной, мужественной, обаятельной женщины изысканной красоты. Её жизнь — пример служения делу, служения Родине, пример на все времена — достойный памяти и уважения.

По страницам последней книги… Об этом пойдёт речь в сегодняшней статье.

В конце 1928 года Воскресенская переехала из Смоленска в столицу, а с августа 1929-го становится сотрудницей Иностранного отдела ОГПУ. Руководители ИНО (внешней разведки) обратили внимание на молодую женщину изысканной красоты, удивительного обаяния и острого ума.

Первая закордонная командировка не заставила себя ждать. В начале 1930 года Зоя поехала в Маньчжурию, в Харбин. Занимая скромную должность секретаря советского нефтяного синдиката «Союзнефть», Воскресенская в течение двух лет успешно выполняла ответственные задания Центра во время острейше6й борьбы на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД)

Позже в облике знатной баронессы роскошно одетая разведчица появлялась на улицах Риги, в городах и поместьях старой Латвии. Потом Зое довелось работать в Центральной Европе — в Германии и Австрии, на севере континента — в Финляндии и Швеции.

В Финляндию Воскресенская прибыла в 1935 году в качестве заместителя резидента. К этому времени она уже превратилась в настоящего профессионала разведки. По прикрытию Зоя Ивановна выполняла обязанности руководителя представительства ВАО «Интурист» в Хельсинки. Ирина (таким  был оперативный псевдоним Воскресенской) быстро познакомилась со страной и вошла в дела резидентуры

В Финляндии Ирина осуществляла связь с нелегальными сотрудниками советской внешней разведки и с агентурой, собирала сведения, в том числе о планах Германии в отношении Суоми. Она приобрела немало ценных источников информации. В их числе была жена высокопоставленного японского дипломата Для решения разведывательных задач Воскресенская неоднократно выезжала из Хельсинки в Стокгольм, а также в Норвегию, где координировала работу нелегальной разведывательной группы.

 

В середине 1940 года вернулась в Москву. Здесь она занялась аналитикой и вскоре вполне заслуженно считалась одним из ведущих специалистов в этой сфере на Лубянке (специальное аналитическое подразделение в разведке было создано лишь в 1943 году). Чекист генерал Павел Судоплатов по этому поводу вспоминал: «Зоя Рыбкина и её непосредственный начальник Павел Журавлёв завели литерное дело под кодовым названием «Затея», в котором сосредоточивались информационные материалы о подготовке Германии к войне против Советского Союза. С помощью этого дела было легче регулярно следить за развитием немецкой политики, в частности за её возрастающей агрессивностью. Информация из этого литерного дела регулярно поступала  к Сталину и Молотову, что позволяло им корректировать их политику по отношению к Гитлеру».

Именно к Воскресенской-Рыбкиной стекались данные от знаменитой «Красной капеллы» — группы антифашистов, действовавшей в гитлеровской Германии. Именно Зоя Ивановна подготовила аналитическую записку для Сталина, в которой утверждалось, что нападения Гитлера на Советский Союз можно ожидать в любой момент. Как вспоминала разведчица, «…Иосиф Виссарионович ознакомился с нашим докладом и швырнул его. «Это блеф! — раздражённо сказал он начальнику внешней разведки. — Не поднимайте паники. Не занимайтесь ерундой. Идите-ка и получше разберитесь». А до начала вторжения вермахта на советскую землю оставалось несколько дней.

С первых дней Великой Отечественной войны Воскресенская-Рыбкина входила в состав Особой группы, возглавляемой Павлом Судоплатовым и занимавшейся подбором , организацией, обучением и переброской в тыл врага разведчиков и диверсантов. Воскресенская стала одним из создателей первого партизанского отряда, командиром которого являлся Никифор Каляда, прозванный позже подчинёнными из-за отпущенной густой бороды Батей.

Воскресенская была также причастна  к формированию и заброске в тыл противника одной из первых разведывательных групп, которая работала под необычным, церковным прикрытием. Каждый из сотрудников Особой группы, куда входила Воскресенская, тоже готовился в любой момент направиться  за линию фронта. Не была исключением и Зоя Ивановна. Она разучивала роль сторожихи на переезде у маленькой железнодорожной станции в тылу у немцев. Однако судьба распорядилась по-другому.

Борис Рыбкин проходил в это время подготовку для работы в Швеции. Он должен был туда выехать советником посольства и резидентом. Руководство разведки приняло решение направить вместе с ним жену. Так в конце 1941 года корпус иностранных дипломатов в Стокгольме пополнился «супружеской четой Ярцевых». Из мемуаров Судоплатова: «В дипломатических кругах Стокгольма эту русскую красавицу знали как Зою Ярцеву, блиставшую не только красотой, но и прекрасными знаниями немецкого и финского языков. Супруги пользовались большой популярностью в шведской столице». Официально госпожа Ярцева занимала должность пресс-атташе советского посольства. По линии разведки она являлась заместителем резидента.

В марте 1944 года Рыбкины возвратились в Москву. Борис Аркадьевич Рыбкин курировал заброску нелегальной агентуры и разведывательно-диверсионных  групп в оккупированные немцами страны Восточной Европы. Зоя Ивановна занималась аналитической работой, а после окончания войны являлась заместителем, а затем начальником немецкого отдела внешней разведки.

27 ноября 1947 года муж Зои Ивановны, начальник одного из ведущих оперативных отделов внешней разведки полковник Борис Рыбкин погиб под Прагой при исполнении служебных обязанностей. Официальная версия – автомобильная катастрофа. В неё Зоя Ивановна не очень верила.

Весной 1953 года умер Сталин. Воскресенская-Рыбкина так рассказывала об этом периоде: «На Лубянке поспешно освобождались от старых кадров, увольняли всех подряд. Под подозрение брали каждого». В конце августа 1953 года арестовали генерал-лейтенанта Судоплатова. На отчётно-выборном партийном собрании, где полковника Воскресенскую-Рыбкину выдвинули в партком управления внешней разведки, Зоя Ивановна выступила в защиту своего товарища и сказала о нём добрые слова. На следующий день ей объявили, что она увольняется «по сокращению штатов». До пенсии Зое Ивановне оставалось проработать около года. Будучи волевым человеком, она стала ходить по инстанциям, добиваясь справедливого разрешения своего дела. Её направили в распоряжение ГУЛАГа.

Полковнику Воскресенской предложили поехать в Воркутинский лагерь для особо опасных преступников на должность начальника спецотдела, которую занимал старший лейтенант, ожидавший замены. Она дала согласие, хотя выше майора по званию в Воркуте никого не было. Говорят, когда Зоя Ивановна приехала туда, все мужчины-офицеры оказались сражёнными наповал. И в 48 лет Воскресенская-Рыбкина по-прежнему отличалась яркой красотой.

В 1955 году Зоя Ивановна вышла в отставку и занялась литературной деятельностью. Первый её рассказ был написан в 1957 году и посвящен матери. Затем она вплотную подходит к ленинской тематике. Это уже отдельный период её жизни, не менее интересный и продолжительный.

З.И. Воскресенская ушла из жизни в зимний полдень 8 января 1992 года. Похоронена на Новодевичьем кладбище. На похоронах было много людей, много цветов. Все вспоминали красивую жизнь красивой женщины.  

 

                Н.А. ТОЛКАЧЁВА, зав. отделом современности    Алексинского художественно-краеведческого музея.

 

                /при подготовке статьи использованы материалы    научного архива АХКМ/

 

 

 

0
Поделитесь своими мыслями.x
()
x